Мегара
“I have never listened to anyone who criticized my taste in space travel, sideshows or gorillas. When this occurs, I pack up my dinosaurs and leave the room.” © Ray Bradbury
ГЛАВА 10. ТАНЦУЮЩИЙ КАРАСЬ.


Рыжий вздрогнул, когда капитан Маркc стукнул кулачищем по столу. И, хоть это было невозможно, паренек, кажется, ощутил, как вибрации от пострадавшей мебели дошли до пола под его ногами. В кабинете капитана он оказался не случайно - у него было важное дело. Но стоило только переступить порог, как его командиру позвонили, и не абы кто, а сам губернатор дё Бернуар. Теперь рыжему оставалось только ждать, когда капитан закончит этот напряженный разговор, и топтать ковер у входа.
Капитан Маркс ходил из стороны в сторону, напоминая барана, страдающего вертячкой. Держа трубку у уха правой рукой, левой он нащупал мешочек со льдом и приложил его к ушибленной голове. Мужчина вещал в трубку на повышенных тонах что-то о том, как он сожалеет о случившемся, и что на поиски дочери губернатора будут направлены все возможные силы. Его слюна при этом брызгала во все стороны, капельками оседая на поверхности стола и на кипах бумаги. Глядя на всю эту картину, рыжему хотелось испариться, и как можно скорее, но нельзя же покинуть кабинет командира, не откланявшись.
То, что с ними произошло день назад, было чем-то из ряда вон выходящим. Кто бы в здравом уме мог подумать, что в тихий никому не нужный Куарто нагрянет страшный диверсант, увешанный взрывчаткой, и что губернаторская дочка добровольно сдастся ему на поруки? Ну ладно девчонка эта - женщины вообще создания ветреные, и неизвестно, что происходит у них в голове, но чем руководствовался сержант Вилсон - было непонятно. Рыжий не общался с ним тесно, однако немного его знал. Этот парень был выходцем из некогда очень влиятельной семьи. Его отец, генерал, погиб в бою на границе с Шиканом и стал героем Солитея посмертно. А двое его старших братьев, судя по слухам, успешно служили в самой Приме. Что касается самого Вилсона, он вечно держался особняком и со всеми поддерживал чисто рабочие отношения. Еще он плохо стрелял, однако в спарринге его одолеть было практически невозможно. С виду добропорядочный парень, безукоризненно выполняющий все поручения начальства. М-да, как говорится, в тихом омуте черти водятся.
Капитан бросил трубку на рычаг, и рыжий подпрыгнул от неожиданности, прекращая думать о Вилсоне и вспоминая о своем деле. Но только он собрался открыть рот, как капитан снова снял трубку и стал остервенело набирать чей-то номер. Судя по всему, он звонил кому-то важному, потому что в начале разговора он пробормотал шифр, отвернувшись к окну, чтобы рыжий его не услышал.
- Да, губернатор Кримсон, - отчеканил капитан, выпрямляясь. Было такое чувство, что губернатор Секандуса сейчас стоит перед ним. - Вас беспокоит капитан Габриэль Маркс из южноморского военного департамента. Да. Да. Я звоню Вам по важному делу. Должно быть, Вы уже слышали, но я повторю...
И капитан изложил суть дела. Под конец своей речи он вновь разволновался, из-за чего его голос сорвался на крик, и слюна забрызгала во все стороны.
- Насколько я понял, Ваше сиятельство, преступник с этим жалким предателем направляются вместе с мисс дё Бернуар в Приму. Не думаю, что у этих оборванцев найдутся деньги на теплоход, так что полагаю, что они направляются к железнодорожной станции в вашей области.
Капитан замолк, выслушивая ответ губернатора на том конце провода.
- Да, Вы совершенно правильно поняли. Нам необходимо распространить листовки с фотографиями мисс дё Бернуар в Вашей области и поймать этих двоих проходимцев! Особенно Вилсона! - он сделал паузу, выжидая, что ему скажут. - Ох, спасибо, Ваше сиятельство! Я рад, что Вы понимаете, насколько все серьезно, и это очень мудро с Вашей стороны принять такое решение. Уж Ваши-то секандовские войска точно не оплошают, губернатор! Да-да? Что Вы говорите? - присев, он положил мешочек со льдом на стол. - Эм... к сожалению, фотографией того бандита мы не располагаем. И фотографией Вилсона тоже. Незадолго до инцидента я уже передал его дело в Приму. Подумать только! Я самолично ходатайствовал за этого паршивца, а он так со мной поступил!
Лицо капитана побагровело от злости, и он, вскочив с места, двинулся к дубовому шкафчику, откуда выудил бутылку виски. Поставив ее на стол, он достал из ящика граненый стакан. Рыжий при виде этой сцены сглотнул тугой ком, мучительно застрявший в горле.
- Нет, к сожалению, дома у этого гаденыша нет подходящих фотографий. Грейс Таненхем, их экономка, сказала, что у них есть только детские фотографии. А изображение прыщавого двенадцатилетнего подростка вряд ли подойдет, Ваше сиятельство, - капитан открыл бутылку зубами и налил янтарную жидкость в стакан.
- Но я уже подал запрос в Приму, чтобы те выслали Вам листовки, как только дело окажется у них. Так что того, что Вы собираетесь для нас сделать, будет более чем достаточно, губернатор! Да! Да. Премного благодарен Вам за Вашу солидарность и готовность помочь в этом деле! Да, Вы правы, если что-то случится с мисс дё Бернуар - это будет настоящей катастрофой! Я рад, что Вы это понимаете. Да. Да. Спасибо Вам огромное за то, что выслушали и готовы исправить ошибку такого старого дурака, как я. Спасибо! Я еще свяжусь с Вами в ближайшее время. Всего Вам наилучшего, Ваше сиятельство! До свидания!
Капитан Маркс повесил трубку, отставил стакан в сторону и неожиданно приложился к бутылке, заглатывая виски словно воду. Рыжий побледнел, когда командир перевел усталый, но выжидательный взгляд на него. Смелости катастрофически не хватало. Тем более, что капитан пребывал в ужасном настроении, и вряд ли он сейчас захочет возиться с его делом, особенно после всего, что случилось. Рыжий сжал бумагу в кулаке, подошел к столу начальника и на его глазах выпил залпом содержимое того стакана.
Для храбрости.

***

- Что это за дерьмо, Бакс?
Бар "Танцующий Карась" был одним из самых крупных заведений для веселого время препровождения на границе с Южноморьем. Поэтому каждый вечер в него стекалось большое количество здешних жителей, чтобы вдоволь напиться вина и рома и хорошенько расслабиться.
Стоит ли говорить, что большую часть жителей Сикстена составляли люди, не совсем одобренные законом? Так что крики, вопли, гогот и разбойные запевы, доносившиеся из-за стен бара, периодически сменялись выстрелами и взрывами.
Сегодняшняя ночь ничем не отличалась от предыдущей. Управляющий заведением, Бакс, стоящий во главе небольшой стойки раздачи спиртного, обводил помещение бара спокойным, даже скучающим взглядом.
Почти все грубо сколоченные скамейки и лавочки (их тяжесть была намного выгоднее заведению, чем легкость стульев, ежесекундно ломающихся о спины и головы неприятных собеседников) были заняты праздными посетителями. Шайки разбойников, мошенников, спекулянтов и прочего отребья методично опустошали запасы спиртного, оставляя в награду монеты. Тут и там, среди пирующих, сновали шустрые мальчишки - мелкие оборванцы, подрабатывающие у Бакса на побегушках за небольшое вознаграждение, а также за возможность урвать у зазевавшихся посетителей что-нибудь ценное из кармана. Однако рискуя при этом найти себе пулю в голову.
Окон в подвальном помещении не было, их заменяли головы животных - чучела, парочка прожженных гобеленов и яркие плакаты, унижающие правящую страной власть. Чуть в стороне стоял побитый жизнью рояль: иногда на нем играли, аккомпанируя всеобщим запевам. Над посетителями медленно, даже лениво перетекала и узорилась густая масса сигаретного дыма: плотной пеленой дым закрывал собой потолок, так что нельзя было с уверенностью сказать, какой он высоты. Сквозь такую дымовую завесу свету ламп было очень тяжело прорваться. Бар "Танцующий карась" всегда встречал своих посетителей таинственным полумраком.
- Я с тобой разговариваю, Бакс! Что. Это. За. Дерьмо?! - орал мужчина, вцепившийся в барную стойку для устойчивости. В свободной руке мужчина сжимал кружку с бултыхающимся в ней темным спиртным.
От мужчины пахло так же сильно, как и от содержимого его кружки. Бакс медленно перевел взгляд на орущего мужика, продолжая крутить рычажок большого радиоаппарата. Управляющий баром уже больше десяти минут методично прощелкивал рычажком все радиоволны, ища нужную станцию.
- Чего тебе, Грег?
- Твой шкет блядский уже битый час не может сыграть мне на рояле! - взревел Грег, опасно покачиваясь, но добела сжимая пальцы на стойке и удерживаясь от позорного падения. Пойло в его кружке подпрыгнуло и немного выплеснулось ему на руку.
- Мелкий урод! Он теперь вообще к моему столу не подходит, ублюдок, - мужчину трясло от злости. Его лицо было красным и искаженным злобным оскалом. Бакс отвел взгляд, поискав глазами Арни: этот маленький и юркий пацаненок носился среди столов, ловко уклоняясь от всех пинков и подзатыльников, что так стремились ему влепить посетители. Арни был самым способным парнишкой из всех, что носились у Бакса на побегушках, он здорово и задорно играл на рояле, и всегда умел развеселить публику, что приносило дополнительный доход.
- Пять минут назад он выдал такую зажигательную польку, что я, кажется, не досчитаюсь ламп, после того, как вы начали радостно палить в потолок, - протянул Бакс, прислушиваясь к радио.
- Я заказывал другое! Он игнорирует мои просьбы, а чужие исполняет!
- Значит заткнись и слушай то, что играют.
- Какого хрена?! - гаркнул Грег.
- Грег, старина, сегодня тут отдыхает Харбор. Поэтому уйми свое оскорбленное эго и провались отсюда к чертям! - Бакс даже не взглянул на Грега, продолжая заниматься радио. Мужчина на секунду заткнулся, но тут же снова разразился оглушительной тирадой:
- Ты, гребаное дерьмо! Ты как со мной разговариваешь?! Кусок жалкого дерьма, у которого трясутся поджилки от какого-то долбанного хрена! Ты - дерьмо, твой бар – дерьмо! И музыка здесь тоже дерьмо!
Ближайшие к стойке столы прислушивались к затевающейся ссоре с управляющим бара. Бакс утомленно вздохнул. Пробегающий мимо Арни молча показал шефу три поднятых пальца и снова скрылся в толпе. Бакс отвернулся от Грега и принялся наполнять три большие кружки новой порцией спиртного.
- Все сказал? - поинтересовался управляющий, даже не оборачиваясь на Грега. Он уже налил одну порцию, и, отставив полную кружку, взялся за вторую. Грег облизал губы и глотнул из своей кружки, которую все еще держал в руке. Скривившись, он взревел пуще прежнего:
- И пойло твое - дерьмо! Такое же дерьмо, как и ты, Бакс!
- Ты стал ценителем виски?
- Я говорю тебе - это дерьмо!!!
Грег размахнулся и запустил кружку в управляющего. Не зря Бакс повесил над бочонками со спиртным зеркала: они были замызганные, жирные и потемневшие от дыма, а кое-где расколотые на множество трещин. Но главная заслуга зеркал перед глазами бармена, повернутого к посетителям спиной, состояла в том, что он всегда мог видеть происходящее в зале. Не первый раз разгоряченные бандиты посылают в спину Баксу ножи.
Уловив в зеркалах резкое движение рук Грега, Бакс вовремя успел уйти в сторону, спасая свою голову от сокрушительного удара. Кружка разбила зеркало и разлетелась на части. Ее осколки попали Баксу в лицо и в свежеразлитое спиртное.
Притихшие посетители тут же взревели от предвкушения новой разборки, кто-то повыскакивал с мест, кто-то схватился за оружие. Грег, скалясь, вытаскивал из-за пазухи свой револьвер.
- Ты поишь нас своим смердящим дерьмом, выдаваемым за виски, а своего Харбора - нормальным виски! Почему ты не наливаешь мне из этих светлых бочонков, а-а-а?!
- Заткнись, Грег, какие деньги ты платишь - такой и виски! - гаркнул Бакс, юркнувший за спасительное ограждение деревянного столба. Грег расстрелял столб, смачно плюнул на стойку и загоготал.
- Люди, этот урод поит нас дерьмом смердящим, и еще смеет говорить, что мы его заслужили!
Посетители завопили в ответ, то ли поддерживая, то ли просто так, под настроение. Началась потасовка. Грег в голос хохотал, периодически посылая в потолок пули, и все вопил:
- Давай нам сюда своего Харбора! Давай! Я покажу ему настоящую музыку, и дам своего виски! Пусть выпьет с нами!
- Пусть выпьет с нами! - орала толпа. Из нее выбегали мальчишки, как и Бакс, силясь спрятаться и переждать разборки. Заметив среди них Арни, Грег передернул затвор и нацелился на мальчишку.
- Мелкий сученыш, на-ка!
Грег выстрелил. Пуля пролетела слишком высоко, не задев мальчишку, и попала в один из деревянных столбов, выбивая из него щепки. В этот же самый момент друг за другом громыхнули несколько выстрелов, и на глазах всех бандитов зачинщик всего этого безобразия - Грег - плашмя повалился на пол.
- Ну что за невоспитанность - мальчик играет отличную польку! - раздался ехидный мужской голос. Все обернулись.
По дощатой лестнице в накуренный зал спустился невысокий, широкоплечий мужчина. Даже такой тусклый свет, как от лампочек бара "Танцующий карась", не мог не блеснуть на его лаковых, начищенных ботинках.
Плечи мужчины украшала щегольская меховая накидка, а обнаженную, покрытую порослью густых темных волос грудь - тяжелая золотая цепь с крупным драгоценным камнем. Мужчина улыбался, без стеснения демонстрируя самым зорким довольно-таки крупную щель, чернеющую между верхними зубами. Хотя о каком стеснении можно говорить, когда его пальцы украшают кольца с сияющими драгоценными камнями: бриллиантами, рубинами, изумрудами, сапфирами, топазами? Также его сопровождали две сексапильные полуголые девицы.
И бандиты, минуту назад поддерживавшие бунт буйного Грега, послушно замолкли и расступились перед шагающим вперед человеком. Харбор, который не напугал их в начале, оказался Феликсом Харбором.
Довольно жестоким и влиятельным человеком, с которым лучше не спорить.
Феликс Харбор в тишине бара дошел до стойки, остановившись над Грегом. Зачинщик безобразия все еще дышал: пули, выборочно посланные ему в плечи и ноги, только сбили с ног. Но он был жив, и сейчас смотрел в потолок, закрытый густым сизым дымом, и на склонившегося над ним улыбающегося Феликса.
- Так это ты не любишь польку? - любезно поинтересовался Феликс. Грег только безмолвно пошевелил губами.
- Бакс! Ну-ка, налей мне. Ведь он кричал, чтобы я выпил с ним?
Бакс послушно отлепился от спасительного столба и, огибая осколки, взял новую кружку. Из светлого бочонка снова полился виски.
Получив свою кружку, Феликс отпил виски и улыбнулся.
- Отличное пойло, дружище! Жаль, что ты мне не нравишься.
Следующая пуля Феликса разворотила Грегу череп.
Зал молча смотрел на Феликса, пьющего свой виски. Харбор оглянулся на толпу.
- Кому-то он нравился?
Переглянувшись, мужчины снова взревели, свистя и аплодируя этому представлению. Харбор хохотал, протискиваясь сквозь ликующую толпу обратно к лестнице и оставленным там дамам. Привычным движением прижав девиц к себе, Феликс обернулся через плечо и свистнул Бакса:
- Я все еще жду свою выпивку. И пусть пацан сыграет еще польку. Отлично играет. Тра-та-ти-та... пошли, девочки...
Если в самом низу подвального помещения располагался общий зал, то немного выше была еще одна, более скромных размеров помещение. Так называемый "зал для особых".
Здесь не было тяжелых скамеек и лавочек, тусклых ламп и толп пьяных разбойников. Диваны и кресла окружали крепкий стол, у стены стоял небольшой аквариум. Зал для особых располагался прямо над роялем в общем зале, поэтому заказываемая полька была прекрасна слышна. Как и начавшийся беспорядок со всеми словами, которые выкрикивал Грег.
Нажрался так, что не понял, кто такой Харбор. Или понял, но алкоголь придал совершенно ненужную смелость, отключив все инстинкты самосохранения.
Войдя обратно в свои привилегированные апартаменты, Феликс плюхнулся на самый большой диван, усадив одну девицу на своё колено. Вторая девица принялась раскуривать Харбору сигару, пока Феликс с удовольствием проводил рукой по ее бедру. В крови до сих пор бурлил адреналин, даже пальцы несколько дрожали.
- Ну, как, девочки? Папочка был хорош?
- Вы были потрясающи, господин Феликс, так устрашающи - все просто замерли в оцепенении!
- Я просто глаз не могла от вас оторвать, господин Феликс!
Феликс задрал голову и громко рассмеялся. В уши вбивался бодрый ритм заказанной польки.
- А-а-абажаю польку! Этот малыш ее играет так, что я готов его усыновить! – расчувствовавшись, выдохнул Феликс, прекращая хохотать и с довольным видом оглядывая остальных сидящих в элитном зале.
Улыбчивого парня и мрачного громилу, молчаливо отсиживающегося в кресле.
- Эй, Райт, чего молчишь? - обратился к громиле Феликс. Девица наконец справилась с сигарой, и, тоже усевшись Феликсу на колено, приложила ее к губам своего хозяина. Тот с удовольствием втянул дым, затем выдыхая его густыми кольцами. - Я отлично развлекся!
- Прекрасно, сэр. - Тихо ответил Райт. Его голос будто вибрировал и ощущался каким-то опасным, приглушенным рыком.
- Я растер его череп, втоптал в этот оплеванный пол! - захохотал Феликс, обхватывая своей огромной рукой тоненькую ладонь девицы с сигарой. Поднеся ее руку ко рту, он обхватил губами зажатую пальчиками сигару и снова вдохнул дым.
- Я чертовски хорош... Когда там отправляется наш экипаж? Эта дыра мне уже порядком надоела. Если мы в ближайшее время не двинемся в Секандус, я начну расстреливать этот пьяный сброд под нами по одному!
- Как только все будет готово, нам сообщат, господин Феликс, – приятным голосом ответил улыбчивый парень. В дверях показался мальчишка с подносом выпивки, и, дождавшись кивка Харбора, он вошел внутрь, чудом не выронив тяжелую ношу, когда в него со всего размаха врезались двое мужчин.
- Вашу ж мать!
Почти неподвижный до этого момента Райт неуловимым движением вбил голову одного из ворвавшихся в пол и, выудив револьвер, сунул дуло оружия в рот второму.
- Ах, господи! Феликс, это же Роб! - вскрикнула девица, узнавая одного из банды своего хозяина. Пухлый Роб, которому дуло револьвера оттягивало щеку с внутренней стороны рта, умоляюще уставился на Феликса, не в силах заставить себя кивнуть: с Райтом лучше не шутить, лишних движений не делать.
- И правда... - медленно протянул Феликс, снова затягиваясь сигарой. Посмаковав дым, он обратился к Райту: - Подними голову второго!
Громила послушно оттянул за волосы голову Патрика. Девицы даже чуть привстали с колен Феликса, всматриваясь в ужасно изувеченное лицо их знакомого. Девушки, конечно, знали, что Райт обладает нечеловеческой силой, но неужели он таким легким для себя ударом разбил бедному Патрику все лицо?.. Под его заплывшими глазами повисли тяжелые синяки, нос распух, а губы представляли собой одно разбитое месиво...
- П... Патрик? - переглянулись девицы.
Феликс, тоже заметивший явную избитость своего подчиненного, нахмурился и глянул на замершего мальчишку.
- Поднос на стол, а сам - вон.
Дважды мальчику повторять не пришлось, и, как только он покинул комнату, Феликс кивнул Райту, позволяя отпустить своих названных подчиненных.
- Это как понимать?
Непутевые братья тут же рухнули перед Феликсом на колени и в голос завыли:
- Нам очень жаль, господин Феликс!!!
Сбивчивый рассказ Патрика и Роба о небольшой преступной группировке, состоящей из бандита, губернаторской дочки и бешеного сержанта армии Южноморья, произвел на Феликса впечатление.
- Идиоты, - сквозь зубы процедил Феликс, а потом дал волю ярости: - Кретины безмозглые!!! Девчонка была в ваших кривых руках! Как вы могли ее упустить?! Сами позволили завести себя в их вражеский лагерь! Кретины! Позорище! Упустив такой шанс, вы еще смеете появляться на моих глазах?!!
- Господин Феликс, этот парень... он...
- Да я уже слышал! - рявкнул Феликс, ногой переворачивая стол, а вместе с ним и полные виски кружки. Пойло залило ковер, по комнате пошел удушливый запах алкоголя.
- Тупицы!..
- Господин Харбор, - в комнате показался Бакс.
- Чего тебе?!
- Ваш экипаж готов, господин Харбор. Три кареты ждут вас во внутреннем дворе. В одной из них размещается ваш товар. Все пересчитано.
- Катись к черту, - тихо прошипел Феликс. Он лихорадочно думал. Поймать дочку губернатора - это же просто выдрать зубами золотую жилу!.. Как эти кретины только посмели принести такую весть?
- Сэр. Экипаж нас ждет. Пора. - Напомнил Райт.
- Куда направлялись эти трое? - спросил Феликс. Патрик помотал головой, а Роб, с лихорадочно бегающими по комнате глазами, будто ищущими выход, резко поднял голову и проговорил:
- Судя по месторасположению их лагеря и некоторым фразам девчонки, пока мы с ней шли по лесу - они идут от Южноморья.
- Идиот, и что это мне даст?!! От Южноморья можно идти КУДА УГОДНО!
Оба брата испуганно замолкли, вжав головы в плечи. Феликс в бешенстве зарычал и, выхватив револьвер, не глядя выпустил пару пуль в их сторону. Пробив дыры в полу возле ног побледневших братьев, Харбор втянул дым предложенной ему сигары и утомленно спросил: - Когда вы встретились с ними?
- Сутки назад...

@темы: Главы, Первая арка