wishStealer
ГЛАВА 8. ВЕЧНЫЙ НЕУДАЧНИК



Закари тяжело было с этим смириться, но он бессовестно отставал от своих товарищей.
Долговязая фигура Сальватора решительно вышагивала вперед, не обращая внимания на дремучие и местами непроходимые лесные заросли. Наверное, именно поэтому Похититель так часто спотыкался, падал, проваливался в слишком мягкую почву и обдирал лицо об ветки. Никакого намека на дорогу - с нее они почти сразу ушли, как только Софи быстро оказала им первую помощь и дочиста обчистила карманы бессознательных солдат.
Закари и сам не отставал от Сальватора в количестве запинаний и падений, и сколько бы аккуратней он не старался шагать по труднопроходимым трущобам, все равно не мог покорить их непролазные тропки. Что возмущало Зака больше всего, так это Софи. А точнее, конечно же, наглый Похититель, который невольно отодвигал все ветки перед идущей за ним девушкой, облегчая ей путь. Закари скрипел зубами в немой злобе за то, что это он, он должен помогать Софи, он должен бесстрашно проводить ее через все эти жуткие заросли... А выходит, что пока Сальватор с Софи ловко преодолевали все трудности пути, он – старший сержант Вилсон - тащился в хвосте, в очередной раз сваливаясь с еле просматриваемой тропинки в какой-то бурьян.
Нет, ну это какой-то кошмар!
- Ох, ты в порядке? - подала голос Софи. Закари быстро поднялся, открыл рот, чтобы ответить, но треснулся головой о слишком низко свисающую ветку дерева и зашипел от боли.
- Я в поря... - сипло начал Закари, но его перебил голос Сальватора:
- Да, только сапог улетел куда-то...
- Я сейчас достану!.. Кстати, а где Зак? Зак! Ау!
Вздохнув, всеми забытый Закари выполз из бурьяна, поправляя неудобно съехавшее ружье и получше перехватывая чемодан Софи. Заставлять Софи беспокоиться он не хотел.
- Что, Зак, непривычные условия для южноморского солдата? - ехидно спросил у подошедшего Закари Сальватор, прыгающий на одной ноге. Вторую босую Похититель поджимал, оставаясь при этом крайне невозмутимым и жутко наглым. Закари стер капельки крови с небольшой царапины на щеке и вздохнул, оглядываясь.
Все тот же непроглядный, неприступный лес. И только сверху припекает солнце. Они без остановок шли до полудня. Не хотелось этого признавать, но Закари действительно жутко вымотался.
- Я вообще не понимаю, зачем мы поперлись в Приму через эти дебри, - глухо прорычал он, поставив чемодан Софи на землю возле себя. - Замести следы - это хорошо, но не продираться же через самую чащу?! Как отсюда вообще можно найти правильное направление? Ты точно уверен, что мы идем к дороге в Приму, а?
- Не нуди, - хмыкнул Сальватор, складывая руки на груди и удерживая равновесие на одной ноге. - Я уже давно разобрался в правильном направлении, и если вы будете идти за мной, то вскоре мы выйдем на Приму.
- "Вскоре" - это через сколько?!
- Хрен знает. Сутки, двое...
- Что?!
- Я нашла твой сапог, Саль! - радостно крикнула Софи, пробираясь к парням и помахивая в воздухе находкой. Юная аристократка сейчас выглядела не лучше своих спутников: простенькое и некогда аккуратное платье было запачкано гарью и дорожной пылью, на ткани кое-где были оставлены зацепки. Элегантная прическа, с помощью которой вьющиеся каштановые волосы были заколоты на затылке, сейчас выглядела неряшливо. Но Софи как будто не волновал ее внешний вид, и даже так она оставалась радостной и не теряющей присутствия духа. Закари невольно шмыгнул носом, чувствуя подступающий стыд.
- О, это ты молодец, давай его сюда, - похвалил девушку Похититель, забирая свой сапог. Софи довольно сложила руки за спиной и перевела взгляд на Закари.
- Зак, ты неважно выглядишь... упал?
"И не раз", - чуть не выдохнул Закари, но вовремя взял себя в руки.
- Ничего страшного... Софи, ты не устала? Может, пора сделать привал?
Сальватор громко фыркнул, прыгая на ноге все интенсивней и пытаясь запихнуть босую в сапог.
- Чему вас только в этой армии учат. Никакой выдержки! Никакой силы духа! Никакой ловкости!

Закари нахмурился и, мельком глянув на прыгающую, согнутую фигуру Похитителя, толкнул того в плечо. Сальватор вскрикнул и выпал с тропки куда-то в заросли.
- Что там было про ловкость? - протянул Закари, чувствуя небольшое облегчение от своей маленькой мести. - Нам нужен привал. Надо поесть и поспать, иначе мы свалимся в темноте и не сможем даже костра развести. Есть вопросы?
- А что мы будем кушать, Зак? - отозвалась Софи, вытягивая Сальватора из кустов.
Закари осекся. Если подумать, в его рюкзаке ничего съестного не было, только фляга воды, да и той на всех не хватит. И он не думал, что, собираясь, Софи прихватила с вещами еще и провизию. Получается...
- Получается, мы без еды застряли в этой непролазной чаще... - сдавленно пробормотал Закари. Весь его запал, что он храбро разжег в себе на рассвете, медленно, но верно затухал.
Не так он представлял первое в своей жизни приключение, ой, не так! Сначала эта битва с собственными товарищами, начальником и властями, из-за которой ему теперь грозит увольнение, как минимум. Прощай давняя детская мечта пойти по стопам родителей и старших братьев, и стать хорошим офицером.
Потом – этот чертов лес. В своих мыслях, Закари нарисовал довольно простой путь от границы Куарто до ближайшей станции, от которой можно доехать до Примы.
А тут еще выяснилось, что они абсолютно не готовы к такому путешествию! Что же теперь будет?

- Прекрати истерить, - голос Сальватора заставил Закари вздрогнуть, как и хлопнувшая его по плечу рука Похитителя. Зак нервно отодвинулся от него.
- Я и не истерю!
- Да у тебя на лице написано, что ты уже готов мчаться обратно и вымаливать прощение у того усатого дядьки, - фыркнул Сальватор. Закари раскрыл рот, чтобы опровергнуть все эти гнусные попытки выставить его трусом, как Похититель снова заговорил: - Я в пути с самого детства. Где я только не был. Думаешь, за моими плечами всегда была древняя бабулька, готовящая мне различные вкусности? Справимся.
Закари смущенно отвел взгляд. Что-то он, правда, расклеился. Усталость дает о себе знать.
- Мальчики, давайте пройдем немного дальше, не тут же лагерь разбивать, - предложила Софи, протискиваясь между парнями вперед. Ее спутники послушно двинулись следом.
- И, между прочим, Саль, а ты много где был? - через плечо поинтересовалась Софи.
- Несколько городов области Окто, в Брайчике и Дардане, это уже в Ни-Нервоне. Еще однажды был в Праэсидских горах и блуждал в Тертийском лесу… В Сикстене жил одно время. Ну и там в других городах, названия которых я не помню.
- Потрясающе, - выдохнула Софи. - Я во многих этих городах не была.
- Конечно, зато ты была почти во всех главных городах очень многих областей, - сварливо отозвался Закари, и обратился к Сальватору: - Это что же выходит, ты никогда не был в Приме?
- Не-а, я как раз туда направлялся, когда очутился в вашей дыре Куарто, - печально вздохнул Сальватор, нагоняя Софи и обходя ее, чтобы быть впереди. Закари похлопал глазами и прибавил шагу, чтобы не кричать.
- Эй, это как? Ты ехал в Приму, но попал в Куарто? Как можно было так ошибиться в направлении?!
- Зак, ну не нервничай ты так. Куарто и Прима всего-то в противоположных концах страны, - невинно "утешила" его Софи.
- Сальватор! Ты вообще знаешь, куда нас ведешь?!
- Да! - гаркнул Сальватор, резко останавливаясь, так, что в него врезалась сначала Софи, а потом и Закари. - Я нашел место для привала, как вам?
Южноморцы, отлепившись от спины Сальватора, выглянули из-за него и огляделись. В череде беспросветных зарослей и непроницаемых стен из стволов деревьев, спасительным островком лысела небольшая поляна. Поваленное дерево особо не должно было помешать, кусты можно было и выковырять, как и слишком высокую траву.
- Отличное место, Саль! Мне очень нравится, - одобрила его Софи, выпорхнув на полянку и оглядевшись. - Немного приберемся, и здесь будет просто замечательно!
- Расслабься, Зак, - хмыкнул Саль, довольно упирая руки в бока. - Сальватор знает, куда идет, можешь не сомневаться. Лучше разгреби место для костра и разведи его. А я пойду, найду что-нибудь пожрать.

Пробурчав недовольное: "Не Зак, а Закари" – Закари устало опустился на ствол лежащего на земле дерева. Упер локти в колени, опустил лицо, спрятав его в ладонях, и так просидел минут пять, переводя дух. Вокруг все это время вприпрыжку бегала Софи, напевая себе под нос и чем-то увлеченно занимаясь. Очнуться его заставил треск и запах паленого. Закари в шоке посмотрел на губернаторскую дочку, греющую ладошки над только что разведенным ею костром, и ему стало ну очень стыдно за себя. Софи встретилась с ним взглядом и радостно ему улыбнулась. Это подняло настроение. Немного, но все же подняло.
Из чащи раздался продолжительный хруст веток. Было такое ощущение, что кто-то зверски мстил несчастным деревьям непонятно за что. И этим кем-то был Сальватор, который, бормоча проклятья, вывалился из леса, сжимая в руках нечто непонятное и мохнатое. Бросив тушку опоссума на землю, Похититель сказал, что нашел несчастного звереныша в лесу и что тот уже был дохлым. Дав указания похоронить бедолагу и упомянув, что он умудрился отыскать родник, пока бродил, и сейчас намерен набрать там воды, Сальватор вновь скрылся в чаще. На опушке повисла напряженная тишина. Софи присела рядом с опоссумом и стала копать ямку. Закари покачал головой, но все-таки решил ей не мешать. Вряд ли она отказалась бы от этого занятия, даже если он сообщил бы, сколько червей сейчас копошатся в этой гадкой тушке. Наоборот, она бы воодушевилась и захотела бы распороть зверьку брюхо, чтобы на них посмотреть.

Закари пытался найти тему для разговора, который он хотел начать с Софи, но ничего путного не выходило. Мысли заносили его совсем не туда. Все темы, так или иначе, касались Сальватора, а говорить о нем желания не было вообще. Ни капли. И поэтому он просто сидел, подбрасывал хворост в огонь и наблюдал за тем, как Софи связывает стеблем две палки вместе, сооружая что-то похожее на крест.
Сальватор вернулся весь мокрый, но с котелком, наполовину наполненным водой. Закари переводил взгляд с котелка на Саля и честно не мог понять, откуда Похититель его взял. Неужели очередное желание? Ну не в плаще же он прятал котелок все это время?.. Хотя с него станется. Сальватор весь увешан амулетами, его плащ забит мелочью, так почему бы там не оказаться и котелку, в самом деле?
Как бы то ни было, от Сальватора было мало толку в доставке воды (он больше проливал, чем приносил), и поэтому Закари выудил собственный котелок из походного рюкзака и попросил объяснить, где находится родник. Похититель неопределенно махнул рукой в сторону чащи и пробурчал, что пошел охотиться. Достающий из-за пазухи нож и топающий обратно в чащу Сальватор больше напоминал серийного маньяка, чем охотника, но Закари, кажется, уже привык к жуткому виду этого парня и поэтому даже не вздрогнул. Ну, почти не вздрогнул.
Как потом оказалось, этот придурок махнул не совсем в правильном направлении. Из-за чего Закари пробродил по чаще час с лишним прежде, чем нашел этот гребанный родник и принес в их лагерь воды. Когда он вернулся, Сальватор и Софи сидели у костра друг напротив друга и сосредоточенно смотрели на то, что уже весело булькало в котелке.
- Ты каким местом думал, когда показывал мне дорогу? - злобно спросил Закари, присаживаясь рядом с Софи.
- Головой, - честно ответил Саль. - Я другим не умею.
- Тогда какого хрена ты показал мне не туда?!
- Может, это ты не туда пошел? - спокойно отреагировал Сальватор.
Закари раздраженно зарычал и с оскорбленным видом посмотрел в другую сторону. Ничего интересного там, конечно, не было, но это лучше, чем лицезреть рожу этого идиота или смотреть на то, как Софи лицезреет рожу этого идиота.
- Что-то я все больше сомневаюсь в том, что мы идем правильно, - проворчал Закари, обращаясь, видимо, к Софи, потому что на Сальватора он упорно старался не смотреть. - Тем более, что наш проводник, оказывается, перепутал Куарто с Примой.
- Я не перепутал, - покачал головой Саль. - Меня обманули.
- Мозги тебя обманули?
- Нет, другой Похититель.
- Другой Похититель? - Закари прекратил ухмыляться и посмотрел на Сальватора. - Ах да, ты же говорил, что ты вроде не один такой... И как же он тебя обманул?
- Он продал мне не ту монету, - сказал Сальватор и на непонимающие взгляды пояснил, - Похитители вообще очень часто обмениваются награбленным. Ну и я обменял одну из своих монет на его монету «возврата». Такую монету обычно бросают туристы для того, чтобы вернуться обратно. Использовав эту монету, я должен был оказаться в Приме. А вместо этого меня перенесло в вашу глухую деревню... Найду того гада, убью.
Сальватор достал из-за пазухи свой нож, и его лицо стало напоминать гримасу демона.
- Зарежу. И сожру скотину. Из-за него я в такую жопу попал, - он посмотрел на Закари с Софи и вздохнул.
- Ты сейчас на что намекаешь, козел? - разозлился Закари.
- Зак, успокойся, - мягко осадила его Софи. - Салю пришлось нелегко.
- Нам из-за него пришлось еще хуже, - проворчал Закари, но все-таки успокоился. - И? Сколько вас таких, Похитителей? Много? Или вы настолько особенные, что вас - один на миллион?
Сальватор задумался, о чем свидетельствовал его направленный вверх взгляд.
- Много, - сказал он. - Думаю, больше сотни в этой стране точно.
- Ни хрена себе! И все вы воруете чужие желания? - спросил Закари. - Вам что, заняться нечем?
Спросил и осекся, наткнувшись на непроницаемый взгляд Сальватора. Вообще у этого парня дела с проявлением эмоций обстояли достаточно дурно. Его лицо вечно было будто каменным и редко меняло свое выражение. Постоянно хмурые брови, опущенные уголки губ и безразличный взгляд серых глаз, смотрящий сквозь тебя и куда-то вдаль. Голос у Сальватора тоже был достаточно бесцветным, и говорил он практически на одной заунывной ноте. Но Закари, кажется, умудрялся различать его эмоции. У его старшего брата тоже было такое каменное выражение лица. Важно оставалось то, что Закари уловил смену настроения Сальватора, причем не в лучшую сторону.
Сальватор какое-то время помолчал, прежде чем ответил:
- Дело не в том, что заняться нечем. Мы не можем по-другому. Мы же вечные неудачники, помнишь? Если мы, к примеру, устроимся на работу, нас уволят в тот же день. За какое дело мы ни возьмемся - везде нас будут преследовать несчастья. Единственное, что мы можем, это воровать чужие желания и использовать их для себя.
- Но, наверное, не все Похитители знают о своем предназначении, - задумчиво произнесла Софи. - Есть же такие, которым ничего об этом неизвестно?
- Есть, - кивнул Сальватор. - И если они не узнают о нем, то помирают в сточной канаве, как никому ненужная падаль. Похитители, незнающие своего предназначения и не занимающиеся своим делом, чаще всего плохо заканчивают.
- Почему? - Опешил Закари. - Всегда же можно найти что-то в своей жизни? Пусть не работа, но...
- Бесполезно, - покачал головой тот. - Каждый Похититель чувствует внутри себя пустоту.
- Пустоту?
- Да, пустота, будто дыра, - Сальватор стукнул кулаком по груди. - Вот здесь. И эта пустота не дает тебе покоя всю жизнь. Она делает тебя несчастным. Всегда внутри есть чувство, что чего-то не хватает. Такая пустота...
- Что же это за пустота?
- Не знаю. Но ты чувствуешь себя лучше, когда собираешь монеты. Чем больше монет, тем меньше эта пустота. Наверное, когда эта пустота, наконец, заполняется, Похититель становится Исполнителем.
- Когда... - Софи запнулась и тихонечко откашлялась. Невооруженным взглядом было видно, что ее очень сильно тронул рассказ Сальватора. И Закари в какой-то степени ее понимал. От истории Похитителей ему было не по себе. Софи, помолчав, продолжила:
- Когда мы дойдем до Примы... Я обязательно загадаю желание. Я попрошу у монеты, чтобы ты стал Исполнителем, Саль.
Софи робко взглянула на Сальватора.
- Глупая женщина, - безобидно фыркнул Сальватор, помешивая свое варево. - Если бы все было так легко, то любой Похититель преспокойно мог бы стать Исполнителем, просто втеревшись в доверие к какой-нибудь сердобольной девице и дождавшись пока она не загадает такое вот желание. Желание – это, конечно, штука сильная, но ты не забывай, что мы прирожденные...
Кипящий в котелке бульон стрельнул горячими брызгами, ошпарив пальцы Сальватора, который, зашипев, принялся на них усердно дуть.
- ...неудачники, - вздохнув, закончил его мысль Закари.
- Ага. Поэтому, для таких неудачников, как мы, есть правила. - Сальватор пафосно вытянул руку с поднятым указательным пальцем, покрасневшим от горячего бульона: - Первое правило: желание, меняющее сущность Похитителя или имеющее отношение к Похитителю, никогда не исполнится. Даже если загадывающий очень-очень сильно захочет этого. Нихрена. Об-лом.
- Да, это, и вправду, было бы слишком просто… - согласилась Софи. Покусав губу, девушка вздохнула.
- И вообще - не доверяй желания монетам. Желай их тут, - Сальватор постучал все тем же пальцем себя по лбу. - Тут, знаешь ли, надежней, и никакой другой Похититель не сопрет твое желание. Хотя, когда я был мелким, один знакомый мне Похититель предполагал, что желания можно красть не только через монеты.
- А как еще? - Поинтересовался Закари. Сальватор, распахнув полы плаща, выудил старую и очень помятую на вид жестяную солонку. Зак упорно не смотрел на нее, стараясь не связывать появление солонки с ранее заданным вопросом по поводу котелка.
- Ну, тот дядька считал, что если отрубить человеку голову, тогда желаний ты получишь не меньше, чем после налета на фонтан в центре Примы, - спокойно протянул Сальватор, высыпая в свое варево содержимое солонки. Закари поперхнулся, в ужасе уставившись на Похитителя.
- ЧЕГО?! - взвыл он.
- И много у него было голов? Они же портились, наверное... - затараторила одновременно с ним Софи. Чьей кровожадности стоило поражаться сильнее - неизвестного Похитителя или Софи – Закари даже не знал.
- Он был немного не в себе, этот дядька, - Сальватор почему-то помрачнел. Однако тут же оживился, обращаясь к Закари: - Плошки есть? Давай сюда!.. Кхм... Ну, в общем, покуда таких Похитителей подавляющее меньшинство, безопасней хранить свои желания при себе.
Расстегивая свой походный рюкзак, Закари неожиданно вспомнил о деле двухлетней давности. Он взялся прочитать его, узнав, что в этом деле участвовал его брат. Там рассказывалось о целой банде «Охотников за головами», орудовавших в Сикстене. Чтобы покончить с ними, правительству пришлось произвести локальную зачистку. После операции при обыске их притона в подвале было найдено несколько десятков голов. В том документе не было ни слова о Похитителях. Или правительство решило скрыть их причастность к этому, или же то был совсем другой случай…
- Хорошо, Саль, - кивнула Софи, помогая Закари выудить небольшие пиалы. - Тогда я буду от всего сердца желать, чтобы ты стал Исполнителем!
- Черт, неплохо! - довольно кивнул Сальватор, разливая бульон по плошкам и отдавая ребятам. - Вообще, я вот что думаю: женщине мясо особо ни к чему, а ты, Зак, и так жутко мелкий, нахрена тебе мясо, да? Чего ты рычишь, будто я неправду сказал? Короче, я - растущий организм, к тому же сегодня подвергся подрыванию... В общем, я вам порезал в бульон немного мяса, но вот этот крупный кусок – мой. Могу поделиться кусочком, по желанию.
- Нет, Саль, я тоже считаю, что тебе надо усердней питаться. Приятного аппетита! - Весело провозгласила Софи, приступая к еде. Закари молча испепелил взглядом Сальватора, единственного, кто ел не из плошки, а прямо из котелка. Поймав взгляд Закари, Сальватор недовольно вздохнул, зачерпнул половником бульон из котелка и протянул его Заку:
- Добавки тебе?
- Н-нет, спасибо, - сдержанно ответил Закари, утыкаясь в собственную пиалу. Сальватор пожал плечами и самостоятельно осушил содержимое половника.
Закари аккуратно потянул ноздрями запах, и с удивлением отметил, что пахнет очень даже аппетитно. На вид оно, конечно, выглядело мерзко, но с другой стороны, Сальватор приготовил это в таких полевых условиях...
- Чего ты не ешь? Решил голодовкой выпросить у меня больше мяса?! - Сварливо поинтересовался Сальватор, спустя несколько минут. Закари поджал губы и мотнул головой.
- Тебе какая разница? Когда захочу, тогда и поем.
- Да у тебя живот уже вопит о еде! - Тут, как назло, в животе у Закари звучно заурчало. Он покраснел и, под усмешку Сальватора, обхватил себя руками. - Ну, что я говорил? Вон, как надрывается... уплетай, пока не остыло.
- Все в порядке, Саль, - улыбнулась Софи, вступаясь за смущенно сопящего Закари: - Ему как раз и надо, чтобы похлебка остыла.
Сальватор с изумлением взглянул на него.
- Ты один из тех балбесов, что тащатся от холодной еды с такой ме-е-ерзкой пленочкой, да?
- Идиот! Я просто не люблю горячее! - взорвался Закари.
- У Зака с детства так. Тётушка Грейс называла это "кошачий язык", - объяснила девушка. Увидев непонимающее лицо Сальватора, она добавила: - Высокая чувствительность языка, он легко может обжечься. Приходится ждать, пока еда не станет терпимой для него температуры.
Сальватор понимающе кивнул и молча уткнулся в свой котелок. Закари прикрыл глаза и тихо выдохнул. Не очень приятная сцена, мало кто знал о такой дурацкой особенности Зака, чему он был, безусловно, рад.

И тут неожиданно раздался непонятный страшный раскатистый звук. В один момент замолкли птички и сверчки, создавая звенящую тишину, в которой этот звук казался еще ужасней. Не выдержав, стаи птиц разом разлетелись, испуганно крича в воздухе, и, кажется, несколько белок в панике скатилось со своих веток. Софи вздрогнула и чуть не выронила плошку из дрожащих рук. У Зака перехватило дыхание, по спине прошлись мурашки и запотели ладони. Он никогда не слышал подобного... Пугающего и ужасного, так, что хотелось убежать от этого места, как какой-нибудь белке, или хотя бы схватиться за оружие.
В это было трудно поверить. Но этот страшный звук был смехом Сальватора.

- Охренеть просто! - воскликнул Сальватор, запуская руку в свои патлы. - Мистер нежный язык в военной форме! Небо, ты самый странный человек, которого я когда-либо встречал за свою жизнь!
Это подействовало на Закари, как противоядие от испуга. Ну, или повлиял тот факт, что Сальватор, наконец, перестал издавать этот ужасающий гогот.
- Ты себя в зеркале хоть раз встречал?! - разорался он, готовый придушить гадского Похитителя голыми руками. Блин! Мало того, что пришел в ужас от смеха мальчишки, так еще этот самый смех предназначался ему! Стыд-то какой! Но все-таки Сальватор что, действительно так смеется? Так? Смеется?!
Закари решил, что лучше не спрашивать об этом.
- Не дразни Зака - по-моему, это очень мило, - сказала Софи без намека на улыбку на лице, но с улыбкой в голосе. Она посмотрела на краснющего Закари сияющими глазами и ласково добавила: - правда, мило.
- Человек с кошачьим языком не может быть не милым! - ехидно вставил Сальватор, нащупывая на дне котелка расхваленное мясо и ловко подцепляя его: - Ты поэтому у себя дома чай не пил?
Опустив лицо в ладонь, Закари мрачно кивнул: чего уже отпираться.
- Слушай, так с тобой очень удобно питаться. Первей меня ты точно ничего не сожрешь! АУЧ!
- Что случилось, Саль?! - Обеспокоено воскликнула Софи, придвигаясь ближе к Сальватору, неожиданно прижавшего ладонь ко рту. Тот несколько секунд просидел молча с закрытыми глазами, а потом медленно отвел руку от лица и серьезно глянул на Закари.
- Черт подери, я обжегся об мясо!
Софи похлопала глазами, обернулась к застывшему Заку, и, поймав его взгляд, звонко рассмеялась. Закари тоже не удержал смеха. Несколько долгих минут над поляной гремел их заразительный смех, да сдавленные чертыхания Сальватора, кажется, до глубины души пораженного подставой от своего любимого мяса.
Наконец успокоившись и утерев слезы смеха, Закари подтянул к себе свою порцию похлебки и, аккуратно проверив губами ее температуру, тоже приступил к еде.
- Охренеть, можно, - перевел дух Сальватор и без страха вгрызся в мясо. - Ты видела это? Твой приятель меня сглазил!
- Да ты что, Зак не умеет, - уверено возразила Софи. Девушка уже доела и, аккуратно сложив свою посуду, с улыбкой поблагодарила Саля. - Очень вкусно!
- А я говорю - сглазил! - комплимент девушки явно пришелся Сальватору по вкусу, отметил про себя молча уплетающий бульон Закари. Он, снова не понимая как, но смог уловить легкую перемену в голосе Похитителя: - Как есть сглазил. Если бы не мои прекрасные защитные амулеты, не знаю, чтобы я и делал... Так что давайте без мысленных проклятий в мой адрес! Мне и без вас хватает неудач в жизни.
- А эти амулеты все работают? - тут же заинтересовалась Софи. Закари закатил глаза, активно пережевывая поймавшееся мясо: либо он был безумно голоден, либо похлебка была более чем приличной. Да и мясом Сальватор не так уж и обделил своих спутников, как могло показаться сначала. Хотя перца он добавил очень много.
- Естественно! Конечно, конкуренцию моей дорогой Изабель не составит никто, но остальные мне тоже очень помогают. Вот это ожерелье из ракушек мне отдала женщина-рыба.
Закари подавился и закашлялся, да так сильно, что не проглоченный бульон прыснул у него из носа.
- Вау, ты умеешь делать фонтан носом? - оценил Сальватор.
- Кхе-кхе... Небо, чуть не умер... - слабо прохрипел Закари, позволяя Софи стучать себе по спине. - Кхе... Кто тебе дал это ожерелье?!
- Женщина-рыба!
- Да ты брешешь! Такого не бывает!
- Бывает! Я шел по берегу, а она там валялась. Начала умолять, что еще немного, и она помрет, если никто не поможет ей добраться до моря.
- И ты донес ее на руках до воды! - Подхватила Софи, завороженная новой историей Сальватора. - Ты спас ей жизнь, и она наградила тебя, подарив это могущественное ожерелье, да?!
- Ну, типа того, - почесал нос Саль. - Я прошел мимо, но она взмолилась, что сделает мне ожерелье, которое защитит меня от опасностей воды. Я сел рядом и стал ждать, пока она сплетет мне это ожерелье. И когда она мне его доплела, я пнул ее к воде.
Закари несколько долгих секунд вглядывался в лицо Похитителя, представляя картину, как этот увалень пинком отправляет непонятное существо с берега в воду, тяжело вздохнул и молча продолжил есть. Еда и так уже сильно остыла.
- Ты такой милосердный, - кивала Софи: - Любой другой взял бы ожерелье и прошел мимо...
- Наверное, - пожал плечами Саль, пережевывая небольшой кусочек мяса. Потом он обратился к молча ковыряющему ложкой Заку: - Ну, неженка, как тебе пропитание-то?
- Ну, вообще-то, - начал Закари, - несколько островато. Очень много приправ. Но все-таки... Кхм... Ну, ладно - это неплохо. Мм... Спасибо. - Заку было как-то немного неудобно хвалить здоровенного парня, накормившего его и смотрящего на него в упор с этой дурацкой ломающей губы усмешкой. Но похвалить надо было, Сальватор все-таки старался. - Что это хоть такое?
- Неплохо? - фыркнул Сальватор, недовольно хмурясь. - Тоже мне, кошачий язык. Неплохо, остро... Да я лучше всех умею готовить похлебку из полевых крыс! Понял?!

Закари замер, широко распахнутыми глазами смотря в свою вылизанную дочиста плошку. Сальватор с чувством собственного достоинства пережевывал последний кусочек мяса, а Софи осторожно собирала грязную посуду.
Пели птички.
А Зак съел полевую крысу.
С этими мыслями сержант Закари Вилсон со стоном опустил лицо в ладони.

@темы: Первая арка, Главы